Четверг, 08 декабря 2022 г.

URBAN-NEW

ВСЕ НОВОСТИ МИРА ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

рубрика (Происшествия)
В эпицентре рязанских пожаров: спецкорр «МК» увидела дымный ад

Комплекс «Шквал», пожарный десант и раскряжевка

Основные очаги лесных пожаров в Рязанской области ограничены, опаханы тяжелой техникой. Но специалисты предупреждают: ситуация может измениться в любой момент. Сильные порывы ветра могут поднять стены верхового огня. Воздушную группировку из 11 самолетов и вертолетов собираются усилить еще тремя Ил-76 и вертолетом Ми-8. Наш специальный корреспондент передает из зоны возгораний, дым от которых периодически долетает до Москвы.

Фото: Светлана Самоделова

Едем из Рязани в пятницу, 19 августа, на северо-восток к очагам пожара, в Деулино. Несколько дней назад там была напряженная обстановка. Бушевал верховой — самый опасный пожар, который охватывает верхушки деревьев и быстро передвигается по кромке. Но его удалось сбить, тушение с воздуха совместили с тушение на земле.

За городом дым от лесных пожаров становится плотнее. Тянет гарью. Проезжаем Заборье, по обочинам стоят сухие остовы деревьев, как кресты. Это кладбище выгоревшего леса осталось с 2010 года, который запомнился аномальной жарой и засухой. На подобных гарях с сухостоем и молодой порослью берез и вспыхнули сейчас новые пожары.  

Впрочем, Мещера с ее лесами и непролазными торфяными болотами, горела в жару всегда. И сейчас основные очаги пожаров как раз в Рязанском, Клепиковском и Спасском районах.

Навстречу нам проносятся «Ленд Крузеры» в сопровождении машины ГАИ. Лесные пожары, от которых задыхается Рязанская область, Москва и Подмосковье, курируют на самом «верху». 

Кажется, что мы заехали в глушь, но тут за поворотом вырисовывается грандиозный памятник Петру и Февронии, в честь которых празднуется День семьи, любви и верности. Именно здесь, в деревушке Ласково, согласно преданиям, родилась одна из самых почитаемых русских святых Феврония. Говорят, что к памятнику любят приезжать молодожены.

Только минуем стенд с надписью «Мещерский национальный парк», как видим колонну оранжевых поливальных машин. Тут же стоят тягачи с уложенными в два ряда «еврокубами» воды. Все — с московскими номерами. Столица пришла на помощь соседней Рязанской области.  

«Остался один лесник на огромный участок»  

В самом Деулино неспокойно. Жители поселка вышли на улицу, чтобы обсудить последние новости.

— Нам постоянно твердят: «Уезжайте, эвакуируйтесь, ветер усиливается, пожар может пойти по верхам, а там и до деревни недалеко, — делится с нами Мария Васильевна. — Конечно, страшно. Пламя может распространяться с большой скоростью. Мы это знаем с 2010 года, когда тут все кругом полыхало. Ко мне дочка ехала за полуторагодовалой внучкой, ей пришлось через огонь пробираться. Лес со всех сторон горел. А сейчас пока дымом дышим, открытый огонь за 5-7 километров. 

В то же время ее соседка вспоминает, насколько быстро в 2010 году огонь «шел».

— В Сельцах стояла, слышала такой страшный гул, будто самолет летит. А это шумел пожар, пожирая все на своем пути, — говорит женщина. — И сейчас пепел при ветре может полететь на километры, и жди нового очага.  

Понимая грозящую опасность, жители, тем не менее, недобро смотрят на автобусы, которые стоят «по их души». Боятся, что заставят насильно эвакуироваться.

— Но как уедешь? У многих ведь хозяйство — куры, коровы. Как их бросишь? Да и дома жалко. Все уже запаслись бочками с водой. Шланги от насосов перекинули на крыши домов. Намерены защищать жилье от огня.

Местные жители обсуждают, что делать, если из-за пожаров отключат свет. Каждому хочется верить, что огонь до них не дойдет.  

— Я в четверг вышла на улицу — дом сестры, который стоит в двадцати метрах от нас, не увидела из-за дыма, — говорит жительница поселка Татьяна. — Как начало разгораться, такие черные тучи стояли, думала, что дождь пойдет. А это клубы дыма были. Чудно — и жарко, и как-то сумрачно. 

Жители поселка говорят, что болото две недели горело. Все местные об этом знали.

— Был на огороде весь день и почувствовал на губах кислый привкус, понял, что горят торфяники, это не с чем не спутаешь, — говорит Сергей, который подъехал к нам на велосипеде. —  Они могут годами внутри тлеть. Идешь по лесу, открытого пламени нет, только едва заметный дымок виден среди сухих иголок. Зазеваешься, одной ногой провалишься в выгоревшую полость, а следом и сам весь в яму можешь уйти.  Бывало, что и машина проваливалась.   

Старожилы вспоминают, что в советское время здесь были торфоразработки. 

— Осушали болота, а потом стали удивляться, что пожары пошли, началось обмеление рек. А они как раз и были истоками в высыхающих болотах. Но за обширной территорией все-равно присматривали. В каждом лесничестве по 12 человек было. А теперь остался один лесник на огромный участок, который он и за месяц не обойдет.

Как мы выяснили, окапываются, делают противопожарные полосы, и в селе Долгинино, в поселке Мурмино. В Дубровичах, которые соседствуют с военным полигоном, давно сооружена широкая песчаная полоса, которая является преградой для распространения огня.

Глядя на машины, которые одна за другой идут к штабу по ликвидации пожаров, местные жители сходятся в одном: никому до них не было дело, а как только дым дошел до Москвы — за лесные пожары в Рязанской области взялись всем миром.   

 «Давать неразумные обещания не стоит» 

Рядом с Деулино у реки стоит лагерь МЧС. В ряд выстроились большие синие палатки, пожарная техника. Рядом — машины с надписями на борту «лесная охрана» и вездеходы. На футболках сурового вида мужчин крупно выведено: «Пожлес».   

В лагерь приехал руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Советников. Сходу сообщил журналистам, что ситуация намного лучше, чем была два дня назад. Угрозы перехода пожара в населенные пункты на сегодня нет. Но две кромки (два очага — Авт.) еще действуют, пожар развивается, за последние сутки «приросты его небольшие». Там работает и тяжелая техника, и авиация МЧС России. Все надеются, что в ближайшие дни и там будет прорыв.

Представитель ведомства обращает внимание на то, что дыма в Деулино практически нет. Говорит, что наблюдал, как жители утром идут в церковь. Поселок живет обычной жизнью. При этом Иван Васильевич сказал, что давать каких-то неразумные обещания не стоит, подчеркнув, что пожарные имеют дело со стихией, ветром, жарой, сложным гористым рельефом местности. На ситуацию они пока смотрят с осторожным оптимизмом. Для полной ликвидации всех очагов пожаров еще далеко, на это требуется время. 

Фото: Светлана Самоделова

Но сил и средств на сегодняшний день достаточно. Задействованы мобильные отряды МЧС, Рослесхоза. 135 единиц наземной техники, в том числе и тяжелые бульдозеры. На подходе — БАТ — военные гусеничные путепрокладчики. 

Также используются вертолеты. Если возникнет угроза верхового пожара — «под парами» стоят тяжелые самолеты Ил-76, самолет-амфибия, «летающая лодка» Бе-200, полностью заправленные водой и горючим. В любой момент они готовы стартовать и делать сбросы. Всего на очаги возгорания было сброшено около 2,5 тысячи тонн воды за 350 вылетов.

Особенность пожаров в Рязанской области в том, что лес горит в густонаселенной местности. Рядом с очагами возгорания проживают миллионы людей. Советников подчеркнул, что главная задача на сегодня — минимизировать дымы. В то же время он отметил, что это — лесной пожар, не торфяной.  

Мы выясняем, что есть разная тактика тушения пожаров. В Рязанской области применяются в основном проливы. В добавление к пожарной технике Москва отправила в Рязань поливомоечные машины-автоцистерны. Там, где есть источники воды, задействованы мотопомпы и пожарные рукава, через которые подается вода.  Где не может пройти техника, используются вертолеты и самолеты. 

Отжиги (искусственно вызванный контролируемый низовой огонь, направляемый в сторону пожара. — Авт.) пожарные проводить в Рязанской области не планируют, потому что они дают дополнительную задымленность.

«Остановите, я сойду!»  

Пожар от Деулино сейчас в пяти-шести километрах. Выясняется, что на передний край, к самому очагу пожара, идет КамАЗ, который может взять «на борт» журналистов.  

Запрыгиваем в крытый кузов, нас предупреждают, чтобы мы не открывали окна. Поедем по прорубленной в лесу узкой просеке. Ветки могут хлестать по лицам.   

Впереди — Пра, вода в ней из-за растворенных частичек торфа цвета колы. Через реку переброшен ветхий, латаный-перелатанный мост. Как мы поняли, единственный в округе. Неужели наша тяжелая машина по нему пройдет?

Фото: Светлана Самоделова

Краем глаза вижу, как с противоположного берега в воду сходу заходит бульдозер. Как-будто он на воздушных подушках… Уровень воды в Пре, между прочим, около метра, правда, есть и песчаные отмели. Пока слежу за переправляющимся бульдозером, не сразу понимаю, что мы тоже движемся к воде… Кузов накреняется так, что все сидящие на лавках едва не улетают вперед, а потом — назад. Кто-то наигранно весело сзади бросает: «Остановите, я сойду!»

Судорожно цепляюсь за края сидения. Машинально распахиваю пошире окно. И уже мысленно представляю, как буду выбираться, если мы не поедем, а поплывем… Нас кидает вверх, вниз, вправо, влево. Почему-то вспоминается верблюд в Египте. Как нас погонщик учил маневрировать на коварном двугорбом, если вдруг ему вздумается встать на колени, сесть и снова встать. Между тем, наш КамАЗ, крутя гигантскими колесами, довольно уверенно идет по песчаному дну. Впереди — круто уходящий вверх берег. 

На мосту наблюдать за аттракционом, собрались местные жители, пожарные, спасатели. Наша машина, урча, делает рывок вперед. Мы зависаем в воздухе, ноги оказываются выше головы. И… замираем на месте. С бортов стекает вода. Высота не взята. Откатываемся назад. 

Зрителей на мосту прибавляется. КамАЗ снова рвется вперед, мы делаем очередную «стойку на ушах». И снова сдаем в воду.  

Сидящие рядом операторы, как малых деток, обхватывают-«баюкают» на груди свои камеры. С четвертой попытки все-таки выбираемся на берег. В окна видим, как прячет улыбку в кулак один из пожарных, кто контролирует набор воды из реки в пожарную машину.

  «На кромке» работает элита — пожарный десант» 

По зеленому коридору, прорубленному в лесу, движемся в очагу пожара. По обочине тянется пожарный рукав. Задействован насосно-рукавный комплекс «Шквал», о котором мы ранее писали. Он может откачивать до 350 литров воды в секунду и подавать ее на расстояние до 9 километров.

Видимость падает с каждым пройденным километром. Дорога затягивает нас в мутную воронку, где только дым, гарь и пепел. Но после форсирования Пры путь по песчаным ухабам кажется нам бродвеем.

Видим впереди красную пожарную машину и понимаем, что мы на месте. Дальше — тупик, распаханная минерализированная полоса, тот рубеж, через который пожарные не дают перейти огню.   

В плотному дыму видны фигуры в ярко-желтой униформе. В Рязанскую область тушить лесные пожары перебросили отряды «Авиалесоохраны». На «кромке» работает пожарный десант, по сути — спецназ, самые лучшие, самые отобранные, самые обученные специалисты, которые имеют колоссальный опыт тушения пожаров на территориях от севера до южных регионов. В 2020 году они, например, тушили на Чукотке  пожар под снегом. А сейчас в Рязанской области, чтобы максимально быстро снизить интенсивность горения,  «десантники» спускаются на очаги с вертолетов на шнурах с 40-метровой высоты.

Кругом — черный-черный мир. Под ногами хрустит сгоревшая трава. Кое-где виден открытый огонь. Пожарные уверенно орудуют в дыму лопатами. На бойцах — ранцевые огнетушители с водой. 

Фото: Светлана Самоделова

— Идет раскряжевка, — объясняет инструктор десантно-пожарной команды Абаканского отделения «Авиалесоохраны» Дмитрий Левченко. — Бойцы отпиливают тлеющие куски дерева, отбрасывают их, чтобы они прогорали подальше от кромки, чтобы не случилось перебросов. Прокапываем все до земли. Закидываем землей там, где еще что-то дымит. Дотушивание происходит водой из ранцевого огнетушителя. За спиной у каждого – 18 литров воды.

Эти парни не привыкли много говорить. Они — люди дела. Когда просим рассказать о возникших трудностях, один из бойцов говорит: «Трудность одна — усиление ветра более 15 метров в секунду. Продвигаемся, очищаем территорию от валежника, чтобы не было перебросов с опорной полосы».

Парашютистов-пожарных из Абаканского отделения «Авиалесоохраны» перебросили в Рязанскую область из Салехарда.  

— Основная наша задача — тушение лесных пожаров на труднодоступных территориях, — объясняет заместитель начальника ФБУ «Лесоохрана» Дмитрий Селин. — А также по решению федерального штаба Рослесхоза мы направляемся в те места, где необходима наша помощь в тушении лесных пожаров. В Рязанскую область была передислоцирована дополнительная группировка в количестве 42 человек. 

Одна из кромок частично локализована. Сейчас производится дотушивание. Есть еще один очаг чуть севернее. По периметру всего пожара находятся люди, техника. Контролируют, чтобы пожар не перешел полосу дороги. Остальное догорает внутри самого пожарища.

Дмитрий Селин говорит, что работают их коллеги из Абаканского отделения, Приволжского, скоро подъедут ребята из Омского отделения. Таких сил достаточно. В случае необходимости, в течение суток могут перебросить дополнительные силы с территории Иркутской области, Красноярского края, Бурятии и Читы.

Фото: Светлана Самоделова

Рядом с бойцами из Хакасии работают парни из Приволжского авиаотделения.

— Два месяца были в Чукотском автономном округе, тушили пожары, пять дней дома отдохнули и нас перебросили в Рязанскую область, — рассказывает парашютист-пожарный Михаил Гаврилов. — Там — постоянно сильный ветер и нет возможности доставить технику. Здесь — всего достаточно.

Спрашиваем, как можно весь день дышать гарью?

— Уже привык. Единственное, закапываю перед сменой и после рабочего дня глазные капли.

Продолжая разгребать дымящиеся куски бревен лопатой, Михаил как о чем-то обыденном говорит: «У меня сегодня день рождения. Исполнилось 33 года. Уже тринадцатый сезон подряд я отмечаю его в разных регионах, но только не дома».

Поздравляем дружно с днем рождения. Наши голоса тонут в нарастающем гуле. Над нами пролетает Ил-76. Выясняем, что в Рязанской области работают сейчас также летчики-наблюдатели «Авиалесоохраны», которые наводят Ми-8 на снайперски точные сбросы воды перед кромкой огня.  

Применяют в очаге пожара сейчас и беспилотники. Руководитель центра развития приоритетных беспилотных технологий лесной отрасли Михаил Конюшенков ждет, когда ему «дадут небо».   

— С помощью беспилотника производится осмотр действующего пожара, он — разведчик, «глаза» в небе, — говорит Михаил. — Можно сразу понять, в какую сторону движется пожар. Мы видим картинку в реальности и можем оперативно реагировать. Беспилотник можно применять с тепловизором и с другими насадками. Если технология будет развиваться, он будет участвовать и в тушении пожара. Когда сильное задымление — самолет уже летать не может, а беспилотник запускать можно.

На переднем крае, в очаге пожара, специалисты Всероссийского научно-исследовательского института лесоводства и механизации лесного хозяйства тестируют новую экипировку и делают оценку условий труда.

— Та форма, что на мне, в ближайшее время поступит в пожарные подразделения, — говорит заведующий отделом лесной пирологии и охраны лесов от пожаров Николай Коршунов. — Она — легкая, «дышит», у ткани — негорючий состав.  

— В критической ситуации у пожарного будет несколько десятков секунд, чтобы выйти с опасного участка.

Ссылка на источник

Поделитесь этой новостью:

Generic selectors
Только точные совпадения
Поиск по названию
Поиск по содержимому
Post Type Selectors

Данный портал продается!

Меня зовут Дмитрий, работаю с данным порталом уже 6 лет, при покупке, помогу всё настроить.

Звоните: +7 (900) 207-07-77